Ильназ Галявиев — семья знала что он опасен

Ильназ Галявиев

Родные знали, что он смертельно опасен: как ботаник Ильназ Галявиев превратился в убийцу детей. Однако вряд ли родители понимали, что происходит с их сыном.

Ильназ Галявиев — семья знала что он опасен родители мать отец брат

Семья Ильназа Галявиева, который устроил стрельбу в казанской школе, считалась благополучной, в том числе и финансово. Об этом сообщила уполномоченный по правам ребенка в Татарстане Ирина Волынец.

По словам Волынец, у молодого человека на уровне личных отношений не было контакта с родителями.

Ирина Волынец, уполномоченный по правам ребенка а Татарстане: «Галявиев из благополучной семьи, он учился в престижном вузе, за который родители имели возможность оплачивать. Более того, он не так давно съехал от родителей, на что-то как-то жил в отдельном жилье. С финансовой точки зрения семья благополучная. Но на уровне личных отношений контакта у ребенка с родителями не было. И как раз из-за этого затяжного конфликта он от них и съехал».

До вчерашнего дня родственники Ильназа Галявиева, устроившего кровавую бойню в казанской гимназии, не могли найти отца, мать и брата убийцы. После ЧП их никто не видел, и их телефоны до сих пор недоступны. Но, как выяснилось, у отца стрелка была тайная встреча с сестрой. Мы навестили родных Галявиева и побывали в его родной деревне.

Галявиевы переехали в панельку на улице Туганлык в начале 2000-х — их расселили из аварийного дома. Большинство соседей помнят Ильназа еще первоклашкой в белой рубашечке.

— Семья у них самая обычная. Папа водителем на мусоровозе работает, мама — кассир в банке, — рассказывает женщина, живущая на этаже с Галявиевыми. — Не религиозные. Ильназ воспитанный такой был, здоровался.

Значит «тихоню» травили одноклассники, и расстрел — месть за буллинг?

— В школе разные случаи бывали, кого-то били, травили, но про Ильназа я никогда такого не слышала, — рассказывает девушка, которая училась с будущим убийцей в параллели.

Казань глубоко потрясена зверским расстрелом в школе. Несмотря на праздники и хорошую летнюю погоду жители столицы Татарстана в трауре. Близкие, знакомые и неравнодушные горожане скорбят и оплакивают погибших учителей и школьников. А многочисленная родня изувера опасается расправы и лишний раз даже не показывается на улице. Ведь помимо правоохранителей и чиновников, которых упрекают в том, что они не предотвратили трагедию, ненависть горожан обращена на самых близких для убийцы людей, которые, почувствовал, что с юношей происходит что-то неладное, должны были первыми забить тревогу. Масла в огонь подливает информация с пресс-конференции руководителей колледжа, где учился стрелок. Педагоги заявили, что родители душегуба-студента устранились от него, съехали с квартиры, оставив его жить одного. Также неприятно поразили показания убийцы о том, что отец якобы разрешил сыну забрать нож.

Сразу после случившегося отец Ильназа Ринат Галвиев и его мать Наиля Галявиева отвечали на звонки родственников. До главы семейства смогла дозвониться его племянница. Весть о случившемся застала Рината на работе – он трудится водителем мусоровоза. Всего состоялось три коротких разговора. Галявиев-старший сначала сбивчиво воскликнул в трубку на татрском: «Он обучался на охотника!». Потом сообщил, что необходимо подъехать на улицу Туганлык, где жил Ильназ и сказал, что нужно подготовить его сыну сменное белье. Последнее, что он рассказал, — едет на допрос в управление Следственного комитета на допрос на Гвардейскую улицу. После этого до него никто не мог дозвониться. Наилю тоже вызвали с работы (она трудится в банке), в квартиру сына. Там её видели в компании следователя соседи. У неё состоялся единственный разговор с одной из её двух родных сестер, в котором она, плача, спрашивала у собеседницы, сколько человек убил её сын. Когда женщина назвала в ответ цифру погибших, мать горько заревела в трубку, и через мгновение телефон перехватил силовик и прервал разговор. После этого Галявиевы пропала со связи. Брат Ильназа Инсаф также был недоступен. Последний раз он был на своей странице в соцсети 11 мая в 12.55, а мать его друга, с которым они администрировали паблик, заявила, что её сын вообще не общался с Галявиевыми. Источник в местных силовых структурах заявил, что решается вопрос о принятии мер госзащиты в отношении семьи стрелка.

Да и на школьных фотках взгляд у Галявиева — открытый, с улыбочкой. На затравленного ребенка совсем не похож.

Один из бывших одноклассников Ильназа показал журналистам запись из чата учеников. В восьмом классе был случай, когда учительница дала ребятам задание и ушла по своим делам, ничего не объяснив по теме. В чатике дети тут же начали писать: училка-дура и все такое. А Галявиев (это сохранилось в скринах) предложил педагога… взорвать бомбой. И даже рецепт приготовления взрывчатки написал. Вот вам и тихоня… Но что это было? Мальчишка просто пытался выставить себя крутым и бесстрашным? Рисовался перед ребятами? Или о взрывчатке он читал до этого и темой живо интересовался?

Галявиев ни с кем не дружил. Был лишь один приятель, с которым он еще в средней школе сошелся на почве любви к компьютерным стрелялкам. Но в наше время это уже обычная история — про игры и легкую асоциальность.

— Ни Ильназ, ни сын изгоями не были. Просто ребята, у которых свои интересы, они больше дома старались сидеть, чем по улицам бродить, как некоторые, — рассказала нам мама парня. — Но после школы наш сын с Ильназом отношения не поддерживал. Они в разные колледжи поступили.

Ирина Волынец: «Ясно одно, что семья никаких подозрений не вызывала ни у кого. По месту учебы характеризуют, что он был достаточно уравновешенным, вежливым мальчиком, опрятным, то есть обыкновенный студент. Информации о том, что он из мести совершил это преступление, для того чтобы кого-то наказать, допустим, наверное несостоятельная, потому что он пришел через 4 года после ухода из этой школы».

Первой в Казани мы навестили родную сестру Рината Фаину (имя изменено). Она проживает в частном доме в черте города. Открыв дверь, женщина окинула нас взглядом и остановив взор на чехле со штативом оператора, спросила: «А вы точно не родители погибших детей?».

— Нет, что вы. Вам кто-то угрожает?

— Очень страшно. В «Одноклассниках» добавляются странные люди. А тут с нами на одной улице жила со своими шестью братьями убитая учительница Венера…

— Вы были знакомы с ней?

— Здоровались, конечно. Сейчас, что у них на уме? Боюсь даже на улицу выйти, как я им в глаза буду смотреть?

— Может быть, решитесь выступить с обращением через СМИ. Расскажете, что знали. Покаетесь. Родственников же не выбирают…

— Нет, что вы! Потом пальцем на улице будут тыкать, у меня дети есть, в Москве живут. Это такой позор, страшно, проблемы могут быть.

— Но вы же не причем! Что вы знали о семье, отношениях Ильназа с родителями?

— Они Такие хорошие, как двойняшки были. Мой братишка спокойный, такой добрый. Мать такая хорошая. Мне их жалко!

— Что случилось с Ильназом, по-вашему? Почему он совершил этот чудовищный поступок?

— Не знаю я! Секта, что ли какая-то, он не такой. Я не знаю, как он так мог сделать. С головой может что- то случилось.

Предложение взорвать учительницу, разговоры о секте – все это могло вполне сойти за юношеский треп и понты. Но примерно в это же время, в конце 2020-го, Ильназ стал жить один — на улице Туганлык. Отец, мать и старший брат внезапно переехали в другую квартиру, купленную в ипотеку (стартовым капиталом стало жилье, оставшееся в наследство после смерти родственника).

Источники в правоохранительных органах рассказывают: на допросе Ильназ заявил, что специально выжил из квартиры свою родню. Мол, скандалил, хлопал дверьми, громко слушал музыку (про «концерты» тяжелого рока на весь дом вспоминают и соседи).

Да только опять же – кто в 19 лет не слушал музыку и не хлопал дверью?! Из-за этого семья в спешном порядке не убегает, чтобы спастись от скандалиста. А это было именно бегство, родные боялись Ильназа физически.

— Галявиев рассказал эпизод, когда он приехал на другую квартиру и потребовал отдать ему нож, — говорит источник в следствии. — Дома был брат, который старше его на два года. Но он побоялся открыть ему дверь!

— Вряд ли родители понимали, что происходит с их сыном, — подтвердила ректор «ТИСБИ» Нэлла Прусс. — Но при этом они говорили, что Ильназ вел себя агрессивно в последнее время, поэтому и оставили его одного в квартире.

Получается, что семья начала бояться Ильназа, родители и брат понимали, что он опасен, но сообщить о своих подозрениях в полицию или психиатрам не догадались или не стали – пожалели парня. Все-таки родня.

Пока мы не можем узнать от них правду. Семью Галявиевых спрятали – что-то вроде программы защиты свидетелей. Полицейские боятся мести и самосуда над родными Ильназа.

Следующий наш визит состоялся в Набережные Челны. Там живет старшая сестра Наили Роза (имя изменено). Мы пришли к ней почти одновременно с нарядом полиции. Окна в квартиру были завешаны шторами, дверь никто не открывал. Спустя примерно час ожидания – соседи сказали, что Роза работает медиком и может быть на работе, дверь открылась, и женщина в маске и с маленькой сумочкой в руках буквально выбежала из подъезда, забежала за угол дома и села в «Хонду», припаркованную с торца дома. На лобовом стекле авто была выставлена табличка с номером телефона владельца. Судя по данным из мобильного приложения, этот абонент записан в записных книжках, как начальник отдела местного Центра по противодействию экстремизма. Недавно она ответила по телефону, что до сих пор находится на допросе.

Ещё одним местом, где могут пролить свет на случившуюся трагедию, является родная деревня Наили, куда часто приезжала семья стрелка, а самого Ильназа с братом отправляли туда на лето. Этот населенный пункт находится в двух часах езды от Казани. По пути в татарскую деревню, где остались жить в основном старики, местные удивлялись, зачем нам туда ехать, «ведь там даже домов и нет». Заехав по тракту, мы припарковались у дома дедушки Ильназа – Хаита (имя изменено). Не прошло и минуты, как перед двором выстроились стеной соседи – две женщины и из дома напротив вышел мужчина.

— Зачем вам сюда? Кто вы такие?

— Мы приехали к Хаиту.

— Не надо вам к нему. Он тяжело болеет, ему 80 лет. Не ходит он.

Ещё через пару минут к месту событий буквально примчалась «Киа». Из авто вышел явно воинственно настроенный мужчина и женщина, в которой мы узнали сестру Наили Амину (имя изменено). Тётя стрелка была очень эмоциональной, плакала и кричала. Она просила, чтобы мы не тревожили Хаита, потому что… он ещё не знает о трагедии. Зато в первом же дворе, как оказалось прямо напротив дома Амины, нас сразу пригласили за стол. Под пирожки и чай соседи рассказали, что тетя Ильназа работает почтальоном, а её муж Ильяс (имя изменено) бывший полицейский, сейчас трудится водителем на «скорой». Семью, в том числе и самого стрелка знают тут только с положительной стороны.

Он общался с братьями?

— Когда они приезжали. Он младше их.

— В школе ему кто-то что-то говорил об этом?

— Пока нет.

— Как вы узнали о трагедии?

— Мой брат работает в ОМОНе. Он выезжал в школу на ЧП. Позвонил мне, сказал: твоего родственника тут задержали.

— Он что-то рассказывал?

— Нет, он не знает ничего, не он его задерживал.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Новости дня
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Ильназ Галявиев — семья знала что он опасен
Игру про трансгендера от создателей Life Is Strange удалили из российской версии Steam
Adblock
detector