New York Times: «Главный блокбастер этого сезона не сериал или фильм — это игра»

Журналист Питер Садерман написал для New York Times колонку, в которой рассказал о главном блокбастере этой осени. Нет, это не очередной сериал или фильм — это видеоигра.

Red Dead Redemption 2.

По мнению Садермана, именно интерактивные произведения стали движущей силой современной развлекательной индустрии.

За примером далеко ходить не надо: вестерн Rockstar за дебютный уикенд по всему миру заработал более 725 миллионов долларов — это абсолютный рекорд для всей индустрии. Следом идут майские «Мстители: Война бесконечности» со 640 миллионами долларов.

Несмотря на это, игры остаются в глазах многих второсортным медиа. И это несмотря на то, что культура гиков сейчас стала основным направлением в развлекательной индустрии.

Читайте еще :  Геймеры собрали карту Cyberpunk 2077. В игре будет 15 больших районов

Питер Садерман

По мнению Садермана, современная элита может запросто обсуждать банковскую систему Вестероса («Игра престолов»), но игры всё ещё остаются заложниками старых стереотипов — в лучшем случае предосудительным удовольствием (guilty pleasure). Ну а в худшем — опасным для подростков хобби, разрушающим их психику.

Подобное отношение, конечно, можно понять, однако оно в корне неверно. Журналист сравнивает современные видеоигры с кинематографом на пике прошлого века и с телевидением за последние 20 лет.

Именно Red Dead Redemption 2 может обозначить современной классикой, подобной «Искателям» (1956), «Крёстному отцу» (1972), «Клану Сопрано» (1999-2007) и «Американцам» (2013-2018), уверен Садерман.

Подобные произведения объединяют эпохи. Они становятся самыми выдающимися работами своего времени. Их объединяют общие амбиции.

Читайте еще :  Первые «живые» фотографии флагмана Samsung Galaxy Note 10+

 

Желание быть одновременно грандиозными и детальными. Рассказывать личные истории, противопоставляя их национальным и культурным особенностям времени. Деконструировать жанровые рамки для развития собственной формы.

Питер Садерман

Red Dead Redemption 2, как и классические вестерны, может быть жестокой. Однако игра Rockstar также чрезвычайно кинематографична и даже немного литературна.

Red Dead Redemption 2 показывает завораживающие виды, напоминающие картины Джона Форда, совмещая их с продуманным сценарием о беззаконниках, иммигрантах, жуликах, аферистах, законниках и предпринимателях, желающих найти своё место на краю цивилизации.

 

RDR 2 о могуществе, жестокости, справедливости и тяжёлом моральном выборе. Это новый американский эпик цифровой эпохи.

Читайте еще :  Авторы Dreams предупреждают, что ремейки в ней не останутся навечно

Питер Садерман

Садерман считает, что современное восприятие видеоигр возродилось из стереотипа о желании людей попытаться уйти от ответственности в реальном мире, убежав в виртуальные, где ничего не имеет значения.

Но, к примеру, та же Red Dead Redemption 2 практически полностью противоположна таким суждениям. Она о постоянном выборе и его последствиях.

Другими словами, Red Dead Redemption 2 ненавязчиво говорит игрокам, что пора повзрослеть. Это и знак для остальных, ведь видеоигры как раз занялись этим.

Питер Садерман

Red Dead Redemption 2 вышла почти месяц назад на PS4 и Xbox One. До конца ноября ожидается запуск публичного тестирования многопользовательского ответвления Red Dead Online, о котором до сих пор практически ничего неизвестно.

Похожие новости
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

New York Times: «Главный блокбастер этого сезона не сериал или фильм — это игра»