«Русский Мандела» — К чему приведет посадка Алексея Навального

Алексей Навальный

Симоновский суд Москвы во вторник постановил отправить Алексея Навальному в колонию на два года и 8 месяцев за нарушения во время испытательного срока по «делу Ив Роше». Посадка оппозиционера приведет к протестной волне перед выборами в Думу, появлению «русского Манделы» и усилению изоляции России, предсказывают опрошенные политологи. Подробнее о политических последствиях приговора — в материале Би-би-си.

Основатель Фонда борьбы с коррупцией (признан НКО-иностранным агентом) Алексей Навальный отправится в колонию общего режима на два года и восемь месяцев. Симоновский суд сократил срок, к которому его приговорили изначально — 3,5 года — на те 10 месяцев, которые Навальный провел под домашним арестом во время следствия и суда по делу «Ив Роше» в 2014 году. Заседание суда было выездным, оно проходило в самом большом зале Мосгорсуда и продолжалось семь часов с двухчасовым перерывом днем.

В суде политик и его адвокаты неоднократно напомнили, что после отравления в России Навальный лечился в Германии и не мог физически отмечаться у инспекторов ФСИН. Тем не менее судья Наталья Репникова согласилась с требованием представителей ФСИН и прокуратуры изменить политику условный срок на реальный по «делу Ив Роше» из-за нарушений, которые оппозиционер допустил во время испытательного срока, он кончился 30 декабря 2020.

«Главное, для чего это происходит — чтобы запугать огромное количество людей, — заявил политик, выступая в суде. — Это же так работает — одного сажаем, чтобы испугать миллионы».

Русская служба Би-би-си попросила экспертов предсказать политические последствия приговора Навальному.

Ждать ли новых всероссийских протестов?

Пока Навальный после прилета из Германии ждал суда в «Матросской тишине», по всей России 23 и 31 января прошли протесты с требованием освободить политика. Многотысячные акции, несмотря на запреты властей, прошли в Москве, Петербурге и других крупных городах страны. Численность митингов в ФБК оценили в 250-300 тысяч участников по всей стране.

Наблюдатели обращали внимание на широкую географию новой протестной волны — в регионах, которые ранее считались «пассивными», состоялись рекордные по масштабу несогласованные акции за многие годы. Опрошенные Би-би-си эксперты связывали это с активностью региональных штабов ФБК и эффективностью повестки Навального, затронувшего расследованием о «дворце Путина» тему неравенства.

«ОВД-Инфо» объявило о рекордных задержаниях: 23 января — более 4 тысяч, 31 января — более 5,5 тысяч человек. Силовики в прошлое воскресенье действовали жестче прежнего: перекрыли центры Москвы и Петербурга, закрыв даже несколько станций метро почти на весь день; использовали электрошокеры и ставили задержанных на колени — все это напоминало кадры из протестного Минска.

О попытке повлиять на суд путем массовых протестов в эфире Би-би-си рассуждал глава региональных штабов ФБК Леонид Волков. «Мы все понимаем, решение суда будет политически мотивированным, и все зависит от того, какое давление мы сможем оказать на российских улицах на Путина и его суды», — говорил он накануне митингов 31 января.

Протестные акции были и во вторник, когда к зданию Мосгорсуда пришли сторонники Навального. Полиция заранее оцепила окружающие улицы и стянула в район автозаки. Вокруг дежурило множество полицейских, включая конных патрульных. Пока судья решала судьбу Навального, силовики начали разгонять активистов и репортеров. К 20:36 по московскому времени «ОВД-Инфо» насчитал 370 задержанных.

Ближе к вечеру власти закрыли Красную и Манежную площадь в Москве — на последнюю призвали выходить соратники Навального. В столице снова закрыли центральные станции метро — «Александровский сад», «Охотный ряд», «Площадь Революции». Аналогичные меры силовики предприняли и в центре Петербурга.

«Понятно, что охранителей не переубедить, — оценивает последствия суда политолог Константин Калачев. — А вот некоторые колеблющиеся и сомневающиеся могут начать сочувствовать Навальному и его делу».

Калачев вспоминает «болотные протесты» в 2011 году, ставшие неожиданностью для власти. К новому же витку протестов Кремль готовится заранее, уверен эксперт.

Команда Навального может перевести митинги в поддержку политика в кампанию против недопуска оппозиции к выборам в Госдуму, прогнозирует политолог. Федеральные выборы пройдут уже в сентябре, поэтому «все только начинается», утверждает он.

С другой стороны, в ближайшей перспективе для власти не так страшен выход людей на улицу, указывает политолог Алексей Макаркин: «Уже выходили [на протесты], в том числе и за пределами Москвы, но для власти это не является чем-то страшным и фатальным», — объясняет эксперт.

Но по его мнению, старт протестов с новой силой возможен ближе к думской кампании, когда политизация общества вырастет, и это потенциальная проблема для Кремля: «Здесь у власти будет не так много возможностей для маневра. Если человек под домашним арестом, возможностей для маневра больше. А если человека уже осудили и посадили, то освободить становится сложнее».

Решение повлияет на выборы и настроения в обществе?

Кремль понимает, что, отправляя Навального в тюрьму, он «в стратегическом плане ухудшает свое положение», уверен политолог Аббас Галлямов. По его мнению, решение говорит о желании власти исключить влияние Навального на думские выборы в этом году и на президентские выборы, запланированные на 2024 год.

«Кремль не может пойти на такой риск. Он сейчас выбирает между отложенной проблемой и проблемой непосредственной. Естественно, отложенная кажется ему предпочтительнее», — считает эксперт.

В последние годы Навальный во всех своих расследованиях почти всегда упоминал «Умное голосование» (УГ) — проект ФБК по поддержке наиболее сильных оппонентов «Единой России» на всех уровнях выборов.

Этот проект в прошлые годы уже привел ряд соратников Навального в региональные парламенты и муниципальные советы, но основной «тест-драйв» УГ планируется этой осенью на выборах в Госдуму. Впрочем, вопросы к эффективности такой стратегии остаются — с учетом новых законов о трехдневном голосовании, ужесточении доступа наблюдателей, а также рисков отказов в регистрации на выборах сторонникам Навального.

С точки зрения власти может создаться впечатление, что преимущество на стороне Кремля, говорит политолог Татьяна Становая. Но она видит рост общесоциального раздражения в связи с отчуждением власти и общества, кризисом политического лидерства и политической ответственности.

«Растущее социальное раздражение не находит выхода. Власть не может найти инструмент, который бы мог канализировать протест. А это значит, что социальное раздражение в итоге найдет выход, — рассуждает политолог. — Проблема в неспособности власти политически реагировать на это раздражение. Мне кажется, что выборы осенью будут очень серьезным испытанием [для власти]».

Другой проблемой Становая называет очередные репрессивные законы, число которых растет, пока власть «идет по пути закрытия, арестов, приговоров».

«Власть становится заложником этого курса, и они просто не могут остановиться. Вал репрессивных законов будет продолжаться в течение года, становиться более абсурдным, — говорит эксперт — Это станет самостоятельным фактором политического раздражения, в том числе и со стороны молодежи».

Отдельный вызов для Кремля, по ее мнению, создает сама по себе молодежь — выросло поколение, которое не знает ничего про 90-е годы и привыкло к свободе частного пространства: «Власть не понимает, как выстраивать отношения с этой частью общества».

Опросы выявили на последних митингах в поддержку Навального 42% респондентов, которые посетили протестные акции впервые, рассказывала антрополог Александра Архипова.

Социологи замечали, что ядром протеста остаются молодые люди. «Похоже на то, что на политическую сцену в России выходит новый прекариат — образованные молодые группы в крайне неустойчивой жизненной ситуации и без понятных перспектив. Дубинки против него не работают нигде в мире», — говорил социолог Григорий Юдин.

Решение отразится на статусе Навального, ФБК сможет работать без него? И что вообще ждет оппозицию?

Вердикт суда консолидирует оппозиционную среду вокруг политика вплоть до его возможного превращения в «русского Манделу», полагает Галлямов.

Кроме того, изоляция Навального не поможет власти, считает эксперт: «Та же Юлия Навальная может говорить от имени мужа. Навальный не один, это целая команда. Для имиджа России в демократических странах еще один удар. Для критически настроенных граждан в России — еще одно подтверждение, что власть действительно боится Навального. Навальный становится символом и знаменем».

Би-би-си еще в сентябре изучила, как ФБК наладил работу на фоне отравления своего лидера и растущего давления власти. Как выяснилось, даже в этих условиях фонд может продолжать расследовательскую деятельность, собирать пожертвования и координировать протесты.

О способности фонда функционировать без основателя в эфире Би-би-си недавно рассуждал и соратник Навального Леонид Волков.

«Когда он (Навальный — Би-би-си) был год под домашним арестом в 2014 году, и у него не было интернета, когда он месяц был в коме в Берлине, когда его в прошлом задерживали на несколько месяцев, нам всегда удавалось продолжать работу — мы знали, что нам делать, — рассуждал Волков. — И если Алексея посадят в тюрьму, он станет символом, флагом, естественной точкой консолидации всех несогласных с путинским режимом по тем или иным причинам. И мне кажется, Путин это прекрасно понимает».

Судьбу оппозиции после приговора политолог Татьяна Становая связывает с тем, какой силы окажется волна протеста. «Если она продолжится и мы увидим регулярные массовые акции не только в Москве, но и в регионах, это будет очень серьезным фактором, который будет влиять на эрозию режима, — говорит Становая. — Чем больше будет напряженность между властью и обществом, тем в более противоречивой ситуации окажется системная оппозиция, которая встанет перед выбором: либо солидаризироваться с протестом и набирать очки, либо ставить на конструктивные отношения с властью и защищаться от нападок. Выбор не имеет хорошего решения и поспособствует многочисленным расколам, прежде всего на региональных уровнях».

Что касается внесистемной оппозиции, то в глазах власти это «враждебная сила», которую надо «нейтрализовать и разрушить», отмечает Становая.

После всероссийских протестов 23 и 31 января СКР и МВД расследуют более 40 уголовных дел. Эти данные ранее привел глава правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. В основном это дела о применении насилия в отношении представителей власти и несколько дел о хулиганстве.

СК также завел дело о нарушении санитарно-эпидемиологических норм (статья 236 УК РФ), по которому задержали руководство московского отделения ФБК и соратников политика: его пресс-секретаря Киру Ярмыш, юриста ФБК Любовь Соболь, брата Олега Навального и еще нескольких активистов. Их отправили под домашний арест — это самая строгая мера пресечения по данной статье. Задержана и большая часть руководителей региональных штабов ФБК.

«Мы сейчас увидим массу уголовных дел, посадок, сроков. И я думаю, что почти все штабы ФБК в регионах будут так или иначе блокированы, — комментирует Становая. — И я не стану исключать, что под горячую руку попадут и либеральные СМИ, которые воспринимаются силовиками как рупоры внесистемной оппозиции. Судя по тому, как жестко действуют силовики, и по информационной кампании по госканалам, власть делает ставку на жесткое подавление протестного движения».

Вердикт суда грозит усилением внешнего давления на Кремль? Есть угроза санкций?

Громкий процесс над лидером оппозиции привлек не только множество сторонников политика, но и иностранных дипломатов: в окрестностях Мосгорсуда с утра парковались десятки машин с красными номерами.

Российские власти трактовали это как давление Запада на суд. «Прибыли около 20 представителей посольств таких западных стран, как США, Британия, Болгария, Польша, Латвия, Литва, Австрия. Напомню, что традиционно дипломаты в зарубежных судах поддерживают своих граждан. Даже если западники рассматривают Навального как «своего», он гражданин Российской Федерации», — заявила представитель МИД Мария Захарова.

Синхронно о давлении западных стран на процесс сказали пресс-секретарь президента Дмитрий Песков и вице-спикер Госдумы Петр Толстой.

Помимо митингов команда Навального старается наращивать внешнее давление на окружение Владимира Путина. Экс-директор ФБК Владимир Ашурков 18 января призвал Лондон ввести персональные санкции против восьми олигархов, по его мнению, тесно связанных с российскими властями.

Позже, 30 января, Си-эн-эн сообщил о письме ФБК в администрацию президента США Джо Байдена: на этот раз Фонд борьбы с коррупцией призвал Штаты ввести санкции против 35 представителей российский элиты.

Вслед за вердиктом суда во вторник Госдепартамент США опубликовал заявление, в котором осудил решение суда отправить Навального в колонию и призвал немедленно его отпустить.

В Госдепе отметили, что планируют совместно со своими партнерами и союзниками привлечь Россию к ответственности за нарушение прав ее граждан. Глава Transparency International Russia Илья Шуманов эти слова расценил как фактическую угрозу ввести против России новые санкции.

Помимо США с осуждением решения выступили, в частности, внешнеполитические ведомства Британии и Евросоюза.

Политолог Алексей Макаркин не ждет «бронебойных санкций» после приговора. «Тема санкций уже такая многолетняя. Что еще можно придумать, чтобы не нанести удар себе и не изолировать Россию так уж сильно? Мне кажется, Запад здесь будет вести себя достаточно осторожно», — полагает эксперт.

Он напоминает о подвешенной проблеме с проектом «Северный поток-2» — магистральном газопроводе из России в Германию через Балтику. Санкции по нему часть немецкой элиты старается обойти. Но после приговора немецкая и американская стороны могут договориться о новом формате неприятных для России неформальных ограничений, предсказывает Макаркин. Например, «чтобы Северный поток-2 не был альтернативой, которая бы рушила украинский транзит».

Реальный срок Навального — одно из звеньев цепи в сложных отношениях России с Западом, сказала Би-би-си политолог Татьяна Становая. Она напомнила о прошлых конфликтных точках в этих отношениях, например, обвинений в использовании химоружия.

«Образуется некое очень широкое конфликтное поле проблемных точек в отношениях с Западом, и, конечно, на мой взгляд, это будет содействовать изоляции Путина, личной изоляции, — резюмировала Становая. — Ему будет гораздо сложнее найти общий язык с западными партнерами. А мы знаем, что для Путина личный контакт — это очень важно».

Оцените статью
( 5 оценок, среднее 3.4 из 5 )
Новости дня
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

«Русский Мандела» — К чему приведет посадка Алексея Навального
Ситуация с коронавирусом
Данные по заразившимся и умерших от коронавируса на 18 ноября