Станислав Макшаков полковник ФСБ — биография

Станислав Макшаков

В совместном расследовании главных информационных помоек Запада: The Insider, Bellingcat и CNN, Der Spiegel и Ei pais, говорится, что к «отравлению» Алексея Навального причастны аж восемь сотрудников Института криминалистики ФСБ, в том числе его глава Станислав Макшаков.

Станислав Макшаков — биография, кто это такой

Покушение на Алексея Навального совершила в Томске группа из восьми оперативников ФСБ из секретного подразделения ведомства, которые действовали под прикрытием Института криминалистики ФСБ. К такому выводу пришли авторы совместного расследования The Insider, Bellingcat и CNN при участии Der Spiegel.

Личности причастных к отравлению сотрудников расследователи установили с помощью сопоставления данных биллинга сотовых телефонов с офлайновыми базами данных.

На этот раз Bellingcat совместно с The Insider, CNN и Der Spiegel проанализировали телефонные звонки Жирова и получили доступ к метаданным телефонных соединений тех абонентов, с которыми он общался чаще всего. Среди этих абонентов оказались высокопоставленные офицеры ФСБ, в том числе полковник Станислав Макшаков – химик, работавший в 33-м Центральном научно-исследовательском испытательном институте МО РФ в Шиханах, по соседству с НИИ органической химии и технологии, где «Новичок» был синтезирован впервые. В месяцы, предшествовавшие отравлению Навального в Томске, с Макшаковым также общался один из ведущих химиков «Сигнала» Владимир Таранченко.

Родился 25 марта 1966 года. Полковник, военный ученый, ранее работавший в Государственном институте технологии органического синтеза в закрытом военном городке Шиханы-1 (в/ч 61469). До официального прекращения российской программы химического оружия в 2017 году этот военный институт проводил исследования и разработки новых форм химического оружия, в том числе нервно-паралитических агентов типа «Новичок».

Руководящая роль, по мнению расследователей, была у Макшакова — с ним постоянно созванивались и обменивались сообщениями другие участники группы.

Станислав Макшаков полковник ФСБ — фото

2 июля 2020 года, три члена отряда отравителей — Александров («Фролов»), Швец и Паняев (под настоящими именами) купили билеты в Калининград. Паняев улетел в тот же вечер, а «Фролов» и Швец — на следующее утро, 3 июля. В тот же день, 3 июля, Алексей Навальный с женой Юлией вылетели в Калининград, чтобы провести пятидневный отпуск в гостинице «Шлосс Отель Янтарный» на берегу Балтийского моря. В этот раз ФСБшники снова вылетели из другого аэропорта, чтобы не быть замеченными: Навальный вылетел из Домодедово, отравители — из Шереметьево. Незадолго до вылета все трое оперативников ФСБ неоднократно разговаривали по телефону с полковником Макшаковым. Он, в свою очередь, обменялся телефонными звонками со своим начальством — генералами Кириллом Васильевым и Владимиром Богдановым. Все трое оперативников на время поездки отключили свои обычные мобильные телефоны. Однако по крайней мере один из них — Александров («Фролов») — использовал номер «левого» телефона для связи со своим командиром Макшаковым на протяжении всей операции.

Станислав Макшаков

Анализ данных телефонных звонков показал, что Станислав Макшаков, в свою очередь, отчитывается перед генералом ФСБ Кириллом Васильевым, директором Института криминалистики ФСБ, а также соавтором нескольких научных работ в области химического синтеза. Васильев не любит афишировать свою аффилированность с ФСБ, выступая в статьях в качестве «ведущего консультанта» «Сигнала».

Кроме того, Макшаков звонил Олегу Демидову, специалисту по химическому оружию, ранее работавшему в 33-м военном институте в Шиханах, занимавшимся «Новичком».

Авторы расследования также утверждают, что в Томске была предпринята уже вторая попытка отравления Навального — за два месяца до этого те же сотрудники совершили покушение на него в Калининграде; тогда пострадала жена политика Юлия.

Два сотрудника гостиницы независимо друг от друга рассказали нам, что за день до приезда Навальных «пришло несколько людей в штатском, разговаривали с начальством, затем заходили в номера, что-то там делали и ушли». Сотрудники гостиницы решили тогда, что это спецслужбы, устанавливающие прослушку. К сожалению, оба сотрудника видели лица пришедших лишь мельком и не смогли опознать их по фото, сказав, что уже не помнят, как те выглядели.

3 июля Александров и Макшаков обменялись несколькими СМС с 15 до 17 часов по московскому времени и еще однажды после полуночи. 4 июля общение стало более активным, всего за день было отправлено 21 текстовое сообщение, последнее из которых было в 4:57 утра следующего дня (3:57 утра 5 июля по местному времени в Калининграде). Днем 5 июля в 16:55 трио вылетело обратно в Москву. По прибытии Александров позвонил Макшакову, и все трое сразу поехали в офис на улицу Академика Варги.

На следующий день, 6 июля 2020 года, развернулись две отдельные сюжетные линии: одна в Калининграде, а другая — в Москве.

Станислав Макшаков — отравление Навального

Журналисты CNN пришли домой к одному из участников группы Олегу Таякину и спросили его, причастен ли он к отравлению Навального. Таякин ничего не ответил и закрыл перед журналистами дверь.

Сам Навальный, комментируя расследование, назвал произошедшее «государственным терроризмом».

Это не ФСБ-шники, работающие на заказ олигарха или чиновника, которого я обидел своим расследованием. Целый департамент ФСБ под руководством высоких начальников в течение двух лет ведет операцию, в ходе которой несколько раз пытаются убить меня и членов моей семьи, получая химическое оружие в секретной государственной лаборатории. Конечно, операция такого масштаба и такой длительности не может быть организована никем, кроме как главой ФСБ [Александром] Бортниковым, а он никогда бы не осмелился это сделать без приказа [президента Владимира] Путина.

Тем временем в Москве разгоралась телефонная активность. Начиная с 8:30 утра 6 июля 2020 года происходил постоянный обмен телефонными звонками между тремя членами группы отравителей, только что вернувшимися из Калининграда, и их начальником Макшаковым, который, в свою очередь, снова звонил отчитываться генералам Васильеву и Богданову. В 9 утра Макшаков, Васильев и Богданов по очереди звонили Артуру Жирову, директору НЦ «Сигнал». В 10 утра Жиров, а затем и Макшаков звонили Олегу Демидову, специалисту по химическому оружию, ранее работавшему в 33-м военном институте в Шиханах (занимавшимся «Новичком»). Олег Демидов является соавтором нескольких патентов, связанных с химическим оружием, в том числе патента 2003 года на «имитационную рецептуру для обучения войск боевым действиям в условиях химического заражения». После формального выхода на пенсию из 33-го института, он несколько лет проработал в Дубненском НИИ прикладной акустики, который формально не связан с химоружием, но который регулярно посещали Таякин и Александров в мае-июне 2020 года, судя по метаданным их телефонов. По состоянию на 2019 год Демидов работал в НЦ «Сигнал» и в последнее время часто общался по телефону как минимум с пятью участниками группы отравителей из ФСБ.

После активного обмена звонками между ФСБ и НЦ «Сигнал», в 13:00 генерал Богданов направился в аэропорт и в 14:30 сам вылетел в Калининград. Данные геолокации показывают, что следующие несколько дней он провел в штаб-квартире ФСБ в Калининграде, общаясь по телефону в основном с Макшаковым, а также с химиками НЦ «Сигнал» и Институтом криминалистики. Судя по всему, к моменту вылета генерала в Калининград в ФСБ уже понимали, что попытка отравления провалилась, и могли также понять, что от «Новичка» пострадала Юлия Навальная, а не Алексей, но в чем была конкретная задача Богданова в этот момент — неясно.

Через месяц после калининградской попытки трое отравителей из ФСБ — Александров, Осипов и Паняев — забронировали билеты на рейс в Новосибирск. Александров летел как «Фролов», Осипов — как «Спиридонов», только Паняев снова под настоящим именем. К этому времени ФСБ уже знала, что двумя днями ранее ключевой член команды Алексея Навального из Фонда противодействия коррупции «ФБК» — руководитель его отдела расследований Мария Певчих — приобрела билет до Новосибирска. Обратные билеты команда ФБК к тому моменту не брала, не купили их и сотрудники ФСБ. Навальный забронировал свой обратный билет (не из Новосибирска, а из Томска) только 17 августа, и через несколько минут после этого то же сделали и ФСБшники.

Сразу после бронирования билетов в Новосибирск доктор Иван Осипов позвонил Макшакову, который, в свою очередь, сразу позвонил своему начальнику Кириллу Васильеву, руководителю Института криминалистики. В этот же день происходил непрерывный обмен звонками и с тремя другими членами группы отравителей — Кривощековым, Кудрявцевым и Швецом.

Судя по звонкам, Таякин остался в Москве и постоянно общался через мессенджер с отравителями, отправившимися вслед за Навальным.

Когда Александров, Осипов и Паняев вылетели рейсом SU-1460 из Шереметьево в Новосибирск в 9:05, их коллега Таякин направился из офиса на Варги в другой московский аэропорт — Домодедово. Данные геолокации с его телефона показывают, что он задержался в аэропорту, никому не позвонив. Он оставался там до 11:00, а затем вернулся в главный офис на Варги. Именно в это время из Домодедово в Новосибирск вылетала глава отдела расследований ФБК Мария Певчих. Спустя несколько месяцев госканалы продемонстрировали видеозаписи (причем не только с камер слежения, но и, судя по ракурсу, сделанные оперативниками), из которых следовало, что за Певчих следили в течение всего дня, начиная с того момента, как она покинула свою московскую квартиру рано утром.

На следующий день, 14 августа 2020 года, в 15:34 по томскому времени Александров допустил одну из двух своих главных ошибок. Он ненадолго включил свой основной телефон, что привело к проверке геолокационных данных. На тот момент он находился рядом с базовой станцией на проспекте Димитрова, 2 — рядом с гостиницей в Новосибирске, где Мария Певчих забронировала номер (Мария, впрочем, благоразумно заселилась не в той гостинице, которую забронировала).

Записи телефонных разговоров за следующие три дня показывают, что Олег Таякин во время операции постоянно находился в главном офисе на улице Академика Варги в Москве, дважды ненадолго уезжая домой за это время. В течение большинства ночей он постоянно совершал и принимал звонки через интернет. Он также звонил Макшакову рано каждое утро. Макшаков, в свою очередь, отзванивался генералу Богданову сразу после каждого звонка Таякина.

В связи с тем, что трое отравителей, отправившихся за Навальным в Новосибирск, использовали «левые» телефоны, их передвижения отследить сложно (не считая той ошибки Александрова), однако данные о звонках от других членов подразделения, которые использовали свои обычные телефоны, показывают, что в их работе было два периода особенно высокой активности — один вечером 16 августа и один ночью 19 августа 2020 года. В это время резко выросла частота созвонов, а также появились ночные разговоры между Макшаковым и его начальством, с одной стороны, и Таякиным, Кудрявцевым и Кривощековым — с другой.

Первый пик — 16 августа — пришелся на последний день Навального в Новосибирске. На следующий день он и его команда на машинах отправились в Томск, через три с половиной часа езды на север. С 7:00 по 9:00 по новосибирскому времени (или с 3 часов ночи по московскому) генерал Богданов и Макшаков обмениваются телефонными звонками, перемежающимися текстовыми сообщениями между Макшаковым и членами команды отравителей — Швецом и Кривощековым. Возможно, изначально отравители хотели осуществить свой план уже в Новосибирске, но отъезд в Томск смешал карты.

Второй всплеск ночной активности произошел вечером 19 августа — по всей видимости, именно тогда Навальный был отравлен в Томске.

В 16:21 по московскому времени (20:21 по томскому времени) Владимир Паняев отправил текстовое сообщение Макшакову. Примерно в этот момент Навальный отправился купаться в местной реке (традиция, которую Навальный старался соблюдать в своих поездках по регионам). Он находился вдали от отеля около 2,5 часов. Он вернулся в Xander в 11 вечера и встретил свою команду, которая как раз закончила ужинать в баре Velvet при отеле. Проведя в баре буквально несколько минут, он отправился спать. Примерно в это же время, в 20:08 мск, Кривощеков позвонил Макшакову. В 20:37 Таякин коротко поговорил с кем-то через мессенджер, после чего позвонил Макшакову, одновременно поддерживая соединение для передачи данных. За следующие несколько минут он разговаривал с Макшаковым четыре раза, последний раз в 20:44. В Томске это было 0:44.

Через четыре минуты, в 0:48, Александров совершил вторую ошибку. Он снова включил свой обычный телефон. Телефон был включен всего на пару секунд, но этого было достаточно, чтобы он мог обменяться одним байтом данных с сотовой сетью. Согласно метаданным, в этот момент телефон находился рядом с вышкой сотовой связи в центре Томска, всего в нескольких минутах езды к северу от отеля Xander. Ниже на карте показаны данные триангуляции с указанием местоположения устройства к северу от гостиницы Навального в ночь отравления.

В 6 часов утра 20 августа 2020 года команда Навального собралась в вестибюле и ждала, когда он спустится из своей комнаты, чтобы отправиться в аэропорт с пресс-секретарем Кирой Ярмыш. Они заказали такси. Навальный спустился в 6:05. Ровно в эту минуту (в 2:05 по Москве) Кривощеков отправил Макшакову СМС. Макшаков написал Таякину, после того тот тут же направился в офис. Он прибыл в здание на улице Академика Варги около 4 утра, как раз когда самолет Навального вылетел из Томска.

Дальше история хорошо известна — примерно через 30 минут после начала полета Навальный почувствовал себя плохо, отправился в туалет, чтобы умыться, но лучше ему не стало, он вышел из самолета и успел сказать стюардессе о том, что чувствует себя плохо и что его отравили, после чего потерял сознание. Пилот направил самолет в ближайший аэропорт — Омск — примерно в 5:15 по московскому времени, и после небольшой (около 15 минут) задержки из-за ложного оповещения о бомбе в аэропорту пилот смог посадить самолет в 6 утра по московскому времени. Врачи «скорой», оценив симптомы Навального, ввели ему атропин (что, по мнению немецких врачей, спасло ему жизнь).

Ровно в 6 утра, сразу после приземления самолета, Макшаков позвонил Кривощекову, а в 7:11 утра — генерал-майору Богданову.

Тем временем в 5:36 Таякин вышел из офиса и направился в сторону аэропорта Домодедово. Данные мобильного телефона показывают, что он почти доехал до аэропорта примерно в 6:27 утра, но остановился в нескольких километрах от него. Он сделал оттуда звонок, подождал еще полчаса, после чего развернулся и направился обратно в офис, откуда продолжал обмениваться звонками с Макшаковым и другими членами команды. В 11:30 он прибыл в офис Богданова на проспекте Вернадского, 12. Он пробыл там час и затем поехал обратно в офис на улице Академика Варги. Сразу после этой встречи он забронировал билет в Горно-Алтайск на этот же вечер. По пути в аэропорт Домодедово он позвонил начальнику отделения ФСБ. Он вылетел в 2:40 ночи и сразу после приземления отправился прямиком в управление ФСБ в центре города.

Оцените статью
( 6 оценок, среднее 3.83 из 5 )
Новости дня
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Станислав Макшаков полковник ФСБ — биография
Популярный плеер для подкастов Pocket Casts стал бесплатным